Интервью

БРАТЬЯ БРЕЙ (BILLYKIRK): «Наши вещи передают по наследству»

Слова «аутентичность» и «добротность» как нельзя лучше подходят вещам, созданным в мастерской Billykirk. Вручную сшито, вручную покрашено, выделано и промаслено. Дизайн будто бы из прошлого. Братья Керк (Kirk Bray) и Крис Брей (Chris Bray) – кожевники и основатели бренда – всегда стремились создавать аксессуары вне времени, чтобы их форма, стиль и качество вводили людей в заблуждение, наводя на мысли о том, что в руки к ним попали вещи с историей, которые хранились и передавались от одного поколения семьи другому. О том, как все начиналось, продолжалось и развивается, братья рассказали в различных интервью, подборку из которых мы предлагаем читателям Original Shoes Magazine.

Интервью Криса и Керка Бреев, владельцев бренда Billykirk

Слова «аутентичность» и «добротность» как нельзя лучше подходят вещам, созданным в мастерской Billykirk. Вручную сшито, вручную покрашено, выделано и промаслено. Дизайн будто бы из прошлого. Братья Керк (Kirk Bray) и Крис Брей (Chris Bray) — кожевники и основатели бренда — всегда стремились создавать аксессуары вне времени, чтобы их форма, стиль и качество вводили людей в заблуждение, наводя на мысли о том, что в руки к ним попали вещи с историей, которые хранились и передавались от одного поколения семьи другому. О том, как все начиналось, продолжалось и развивается, братья рассказали в различных интервью, подборку из которых мы предлагаем читателям Original Shoes Magazine.

Расскажите, как вы нашли имя для своей компании и с чего все началось.

Керк: Мое полное имя Вильям Керклэнд, и отец всегда называл меня Билликерк. Так что мы с Крисом всегда знали, что однажды начнем какое-то совместное предприятие с названием Billykirk, единственное, что нас смущало, — мы понятия не имели, чем конкретно будет заниматься это предприятие.  
 
Крис: В старших классах я даже сделал для Керка визитки с логотипом Billykirk Design.



Вот только что за область дизайна я имел в виду? Это могло быть что угодно – от дизайна мебели до одежды. Все встало на свои места только в 1998 году, когда мы нашли кожаный браслет от часов, заложенных в одном ломбарде в Санта-Монике.




Керк: Я тогда работал в кафе Anastasia's Asylum, и народ постоянно подходил ко мне, чтобы узнать, где я достал этот браслет. Он не был насколько широким, как сейчас модно носить, нет. Всего 4 см шириной. Но однажды я не выдержал и примчался к Крису в разгар рабочего дня, чтобы сказать «Я думаю, что знаю, чем мы должны заняться».

Так как вы смогли добиться такого успеха? Кто вас обучил этому ремеслу? [На тот момент Керк закончил курс дизайна аксессуаров в университете, а Крис, разочаровавшись в карьере актера, пробовал себя в качестве риэлтора — прим. автора]

Крис: Мы взяли справочник «Желтые страницы», пролистали и обнаружили мужика по имени Стивен — большие усы, цепь со скарабеем на шее, такой типичный ремесленник-кожевник. Он нас обучал, пока мы не нашли Арнольда, который, как потом оказалось, прославился на всем западном побережье в конце 60-х — начале 70-х своей искусной работой с аксессуарами.  

Керк: В основном я все время простаивал за плечом Арнольда, наблюдая за его работой. В своем магазинчике он выделил нам полку под вещи, я должен был приходить и уходить каждый день в определенное время — иногда он силой выгонял нас на улицу — но постепенно наш скарб распространился на две полки, потом на три...  

Крис: Закончили мы тем, что скупили у него столы закройщика, ножи, штампы, растяжки для ремней и прессы, в том числе про запас, потому что мы уже начали понимать, что собственно делаем. И тогда же мы начали нанимать людей и обучать их ремеслу.

Что же произошло с вашей мастерской, когда из Лос-Анджелеса вы перебрались в Нью-Джерси в 2004?

Керк: Это было трудным временем в эмоциональном плане — все эти люди, что работали на нас, стали нашей семьей. Но пришлось с ними расстаться. Правда, мы всем нашли новую работу прежде, чем уехать. Крис тогда первым перебрался в Нью-Йорк, оставив меня одного разбираться с домом, паковаться и сворачивать дела...  

Крис: Да, у меня был друг, который торговал с общиной амишей в Пенсильвании, он и предположил, что амиши могут оказаться нам полезны. Хотя у них все устроено хитро. В стиле: у соседа есть телефон, так что ты звонишь ему, оставляешь сообщение, тот посылает ребенка к нашему подрядчику-амишу передает информацию, амиши отсылают уже своего парня обратно с ответом, чтобы сосед перезвонил нам. Но тем не менее, мы нашли в общине кожевника в третьем поколении, невероятно профессионального; он работает с некоторыми действительно крупными конезаводами, поставляя им уздечки, седла и гвозди. Заехать к нему в гости, все равно что совершить путешествие назад – во времена войны Севера и Юга.

Когда вы говорим о дизайне аксессуаров, с какими проблемами вам пришлось столкнуться на этом рынке?

Крис: Мы создаем свои коллекции в США с 1998 года и пытаемся все сырье и материалы находить здесь же, что оказывается чертовски сложным делом.



Это невероятный стыд для страны: нереальное количество металлоремонтных мастерских, кожевенных и литейных заводов было вынуждено свернуть производство. Это невообразимо. За последние 12 лет мы лишились практически всех подрядчиков, которые либо закрывались навсегда, либо сокращали производство до пары процентов от прошлых масштабов.




Один из наших поставщиков металлической фурнитуры вообще сменил профиль и теперь делает оборудование для кабинетов.

Как бы вы описали своего клиента? Что он ищет и находит в сумках дизайна Billykirk?

Крис: Проницательный, умный и темпераментный. Мы постоянно участвуем в ярмарке Pop Up Flea в Нью-Йорке, и с каждым годом очень приятно отмечать возрастающее количество покупателей, которые весьма осведомлены об искусстве обработки кожи и о ее качестве. Пару лет назад об этом и подумать было нельзя. Раньше подходил к нам парень и спрашивал просто хороший кожаный ремень, а сейчас он интересуется, откуда кожа, какого сорта, как обрабатывалась. Это время осведомленного клиента мужского пола.

Кроме этого, наш клиент принципиально не хочет выставлять на показ свои аксессуары — ни сумку, ни ремень, ни кошелек. Наши товары лишены различных примочек, неоправданных украшений и декора. Мы даже покрываем патиной серебряную и медную фурнитуру, чтобы она не блестела.  



За годы работы стало ясно, что наш клиент не требует от вещей чего-то большего, чем простой функциональности и удобства. В результате наш товар просто сливается с образом человека, расширяя его в той же менее, что и пара старых джинсов или ботинок. Правильная сумка становится комфортным, любимым и дорогим аксессуаром ее хозяина.




Когда такого рода отношение формируется, считайте, что жизнь удалась.

Насколько важно, где находится производство — в США или за рубежом?

Крис: Когда мы с Керком начинали, вопрос о переводе производства куда-либо за границу даже не стоял. Мы знали, что будем делать вещи в США, потому что хотели делать все сами — от и до. Поэтому когда мы смогли расширить производство и нанять мастеров, мы это сделали и даже более того, сами начали их обучать. Когда же мы покинули Лос-Анджелес ради Восточного побережья в 2005 году, нам пришлось переосмыслить процесс производства, так как спрос на наши товары неуклонно рос. Но опять мы даже на секунду не могли себе представить, что передадим производство на сторону. Помните, у нас нет жадных акционеров, дышащих нам в шею и выдавливающих каждую копейку. К счастью, после недолгих переговоров с амишами, нам удалось перевести к ним большую часть кожевенного производства.  

Возможность контролировать качество материалов и производства имеет первостепенное значение для нашей компании, тогда как другие страны — Англия, Япония, Италия и Канада — могут предложить лишь высокое качество кожи и материалов. Но вместе с этим также высокие транспортные расходы, таможенные пошлины, налоги, различного рода другие препятствия, так что речь о тщательном контроле производства не стоит. Китай же и подобные страны нет смысла даже обсуждать, потому что они нацелены на рынок массового производства, где важна дешевизна, а не долговечность.  



«Низкие траты оправдывают короткий срок эксплуатации» — многие потребители придерживаются этой философии, которая на самом деле затягивает их в ловушку. Конечно, они смогут испытать быстрое удовлетворение от покупки, но в долгосрочной перспективе скоро это будет просто еще один бесполезный предмет, захламляющий землю. Эстетика Billykirk не имеет к этому никакого отношения — мы хотим, чтобы наш клиенты годами пользовался своей покупкой, а затем передал ее по наследству внукам. 




На самом деле, последние пару раз я сам натыкался на отцов, которые пытались найти у нас вещь, которую могли бы передать сыновьям. Некоторые даже просили меня нанести на нее маленькое послание, адресованное к их сыновьям или дочерям, которые со временем унаследуют вещь. Такого рода событие вдохновляют нас и еще раз доказывают, что мы находимся на правильном пути.

Как братья вы, наверное, часто имеете схожие предпочтения в дизайне или стиле? Случается ли вам ссориться из-за эстетических разногласий?

Крис: По большей части наше представление о дизайне и эстетике Billykirk совпадает. Я бы лишь отметил, что мне ближе прошлое, в то время как Керк смотрит в будущее. Впрочем, эта особенность помогает нам найти необходимый баланс и гармонично сосуществовать последние 13 лет.

Интервью составлено по материалам изданий: wearethemarket.com и gq.com

.